Изменения индивида в толпе

Страница 1

Если бы С. Московичи попросили назвать наиболее значительное изобретение нашего времени, он бы, не колеблясь, ответил: индивид. И по причине совершенно очевидной. С момента появления человеческого рода и до Возрождения горизонтом человека всегда было мы: его группа или его семья, с которыми его связывали жесткие обстоятельства. Индивид, достойный этого имени, достойный этого имени, должен вести себя согласно своего разуму, надо полагать, судить бесстрастно о людях и вещах и действовать с полным знанием дела.

Любой человек в какой-то момент пассивно подчиняется решениям своих начальников, вышестоящих лиц. Даже еще серьезнее, с того момента, как человек примыкает к группе, поглощается массой, он становится способным на крайние формы насилия или паники, энтузиазма или жестокости. Он совершает действия, которые осуждает его совесть и которые противоречат его интересам. В этих условиях все происходит так, как если бы человек совершенно бы переменился и стал другим.

Почему же невозможно предсказать поведение друга или близкого человека, когда он будет находиться на совещании специалистов, на партийном собрании, в суде присяжных или в толпе? На этот вопрос всегда отвечают следующим образом: потому, что в социальной ситуации люди ведут себя недобросовестно, не обнаруживают своих лучших качеств.

Всякий раз, когда люди собираются вместе, в них скоро начинает обрисовываться и просматриваться толпа. Они перемешиваются между собой, преображаются. Они приобретают некую общую сущность, которая подавляет их собственную; им внушается коллективная воля, которая заставляет умолкнуть их личную волю. Такое давление представляет собой реальную угрозу, и многие люди ощущают себя уничтоженными. Известный философ Зиновьев пишет: «Справедливые и глубокие идеи индивидуальны. Идеи ложные и поверхностные являются, массовыми. В массе своей народ ищет ослепления и сенсации».[2] Симона Вейль, французский философ, широко известная своим нравственным пафосом, поддерживает это мнение: “В том, что касается способности мыслить, связь обратная; индивид превосходит сообщество настолько, насколько нечто превосходит ничто, т.к. способность мыслить появляется только в одном, предоставленном самому себе разуме, а общности не мыслят вовсе”.[3]

Это тексты ясно демонстрируют, что вокруг основной идеи установилось полное согласие: группы и массы живут под влиянием сильных эмоций, чрезвычайных аффективных порывов.

Главные отличительные признаки находя в массе индивида таковы: исчезновение сознательной личности, преобладание бессознательной личности, ориентация мыслей и чувств в одном и том же направлении вследствие внушения и заражения тенденция к безотлагательному осуществлению внушенных идей. Индивид не является больше самим собой, он стал безвольным автоматом.

“Человек массы” пришел теперь к власти в общественной жизни, и в политической, и в неполитической? Почему он таков, каков он есть, иначе говоря, откуда он взялся?

Попробуем дать общий ответ на оба вопроса, так как они тесно связаны друг с другом. Человек, который сегодня хочет руководить жизнью Европы, очень отличается от вождей XIX века, родившего его самого.

Мир, окружающий нового человека с самого рождения, ни в чем его не стесняет, ни к чему не принуждает, не ставит никаких запретов, никаких “вето”; наоборот, он сам будит в нем вожделения, которые, теоретически, могут расти бесконечно. Отметим две основные черты в психологической диаграмме человека массы: безудержный рост жизненных вожделений, а тем самым личности, и принципиальную благодарность ко всему, что позволило так хорошо жить. Сегодняшние массы живут в изобилии и безопасности; все к их услугам, никаких усилий не надо, подобно тому, как солнце само поднимается над горизонтом без нашей помощи.

Новая масса восприняла полную свободу жизни как естественное, природное состояние, не вызванное никакими причинами. Человек массы никогда не признает над собой чужого авторитета, пока обстоятельства его не принудят. Наоборот, человек элиты, т.е. человек выдающийся, всегда чувствует внутреннюю потребность обращаться вверх, к авторитету или принципу, которому он свободно и добровольно служит. Вопреки обычному мнению, именно человек элиты, а вовсе не человек массы, проводит жизнь в служении.

При нормальном общественном порядке масса – это те, кто не выступает активно. В этом ее предназначение. Она должна подчинить свою жизнь высшему авторитету, представленному отборным меньшинством. Стало быть, когда масса претендует на самочинную деятельность, она тем самым восстает против собственной судьбы, против своего назначения. Сегодня, в эпоху господства масс, господствует и насилие, что оно становится единственным доводом, возводится в доктрину. Я давно уже отметил, что насилие становится в наше время обычным явлением, нормой. В наше время государство стало могучей, страшной машиной, которая благодаря обилию и точности своих средств работает с изумительной эффективностью. Эта машина помещается в самом центре общества.

Страницы: 1 2

Другие материалы:

Проблема соотношения гражданской идентичности
Многие современные психологи и социологи говорят о том, что социально-политические и общественно-экономические процессы в нашей стране привели к кризису гражданской и этнической идентичности. Вследствие этого отмечается рост дезадаптации, ...

Школа С.Л. Рубинштейна
Наряду с экспериментальной психологией в России в конце 19 - начале 20 веков развиваются и другие научные психологические направления. В этот период возникает несколько научных школ и направлений. Так в Грузии сформировалась известная пси ...

Выводы
Самоактуализация – это стремление личности реализовать свой потенциал в той сфере, в которой она видит свое призвание. Побуждение, стремление, намерения, интересы, цели и задачи, которые человек ставит перед собой, связаны с понятием мот ...