Счастье – в нестяжании богатства и власти.

Страница 1

Понятие «счастье» в русской психологии и ментальности не связано с обладанием властью и материальности народа.

В сказке «Скорый гонец» (Афанасьев, 1992 б. С. 158) два старца выполняют желания трех братьев за сделанное ими доброе дело – постройку моста калинового через болото. Старший брат просит денег, средний хлеба на век, а младший Семен – особой милости: послужить великому государю в солдатах. «Проси другого! – говорят старцы. – Солдатская служба тяжелая; пойдешь в солдаты, к морскому царю в полон попадешь, и много будет твоих слез пролито!» На что Семен отвечает: «Эх, люди вы старые, сами не ведаете: кто на сем свете не плачет, тот будет плакать в будущем веке». Старцы благословили Семена, и далее он после приключений и испытаний получает милость от царя, который выдает за него Марью-царевну и делает его своим наследником.

Награда за нестяжание богатства и славы героям русских волшебных сказок, которая даже исходит к ним в виде богатств, имеет скорее метафорический смысл: награда – это метафора благодати, счастья, а не буквально деньги и власть. В описанной сказке это хорошо видно, потому что Семен предпочел службу царю, то есть отечеству, любым иным желаниям, которые волшебные старцы могли бы исполнить сразу.

Нестяжание власти русским человеком ярко выражено в сказке «Никита Кожемяка» (Афанасьев, 1992 а. С.175-177). В ней русский богатырь победил змея, который «брал с народа поборы немалые». Когда в последней решающей схватке Никита стал побеждать змея и повалил его, «змей стал молить Никиту: «Не бей меня до смерти, Никита Кожемяка! Сильней нас с тобой в свете нет; разделим всю землю, весь свет поровну: ты будешь жить в одной половине, а я в другой», - в ответ на это Никита Кожемяка убил и утопил змея в море. Сказка показательна для выражения русской ментальности словами: «Никита Кожемяка, сделавши святое дело, не взял за работу ничего, пошел опять кожи мять».

Мысль о том, что счастье – это не власть и не стремление к власти выражена и в сказке «Золотая рыбка» (Афанасьев, 1992 а. С.74-78) через образ старика-рыбака. Когда он поймал в море рыбку не простую, а золотую, рыбка ему говорит: «Не бери меня, старичок! пусти лучше в синее море; я тебе сама пригожусь, что пожелаешь, то и сделаю». В ответ на это старик подумал-подумал и говорит: «Мне ничего от тебя не надобно: ступай, гуляй в море!» В противоположность этому старуха выказывает неуемные желания вплоть до желания стать царицей, и, наконец, владычицей морскою, что приводит в итоге к потере приобретенной власти и богатства. Характерно также и то, что, получая все больше и больше, старуха не менялась по натуре, и она не достигла счастья, оставаясь все время сварливой, злой и недовольной.

Аналогичные мысли выведены в сказке «Жадная старуха» (Афанасьев, 1992. С. 79-81). Разница только в том, что желания исполняет старое дерево, которое собирается срубить старик. Здесь старик ближе к отрицательному образу старухи, он желает сам вначале стать богатым. Сказка кончается тем же: желая все больше и больше, старуха показывает беспредельность жажды власти. После того, как старик со старухой стали царем и царицей старуха говорит: «Велико ли дело царь! Бог захочет, смерть нашлет, и запрячут тебя в сырую землю. Ступай-ка ты к дереву да проси, чтобы сделало нас богами». В ответ на такую просьбу дерево обратило старика и старуху в медведя и медведицу, и они побежали в лес.

В сказке «Морозко», как в «Золотой рыбке» (Афанасьев, 1992. С.102-104), проводится христианская мысль воздаяния за терпение и нестяжательство. В этой сказке мачеха приказывает мужу отвести его дочь, то есть ее падчерицу, в зимний лес на погибель. Когда девушка осталась в лесу, Мороз красный нос оценил ее терпимость и полюбил за слова, которые звучат в духе христианского учения: «Добро пожаловать, Мороз; знать, Бог тебя принес по мою душу грешную». Мороз одарил красную девушку шубой, платьями, «шитыми серебром и золотом». После возвращения падчерицы домой мачеха послала в лес свою родную дочь, но Мороз от нее «хороших речей не дождался; рассердился, схватил ее и убил». Помимо философского смысла обретения счастья, в том числе и достатка через терпение и нестяжание богатств, сказка в доступной народу форме образов ведет людей к пониманию основ христианской жизни. Можно сказать, что русская сказка выполняет такую же миссию, как и религиозная философия, только философия – путь рационального понимания божественной мудрости, а сказка – образная форма выражения народной мудрости и ментальности. Для семейного счастья герой русских сказок часто встречается с мудрой женщиной, которую он может покорить только мудростью и умом. Это показывается многими сюжетами, где герой отгадывает загадки, или наоборот загадывает их, или демонстрирует свою смекалку другими способами. Идеал мудрой жены выражает одновременно и идеал счастливой семейной жизни, и идеал приоритета мудрости как таковой над другими жизненными ценностями (6, 128).

Страницы: 1 2 3

Другие материалы:

Ричард Шведер: Интенциональные миры
Центральным понятие теории Шведера является понятие интенциональности как основной характеристике опытно переживаемой нами реальности. Слово “intentional” может быть переведено как “сконструированный”, “вымышленный”, следовательно “интенц ...

Прогноз при шизофрении
Смертельные исходы бывают при фебрильной шизофрении, суициды наиболее опасны при императивных слуховых галлюцинациях, при атипичной депрессии (шизоаффективные психозы), при постшизофренической депрессии. Шизофреническим дефектом завершае ...

Основные методы психологии
Основу любой науки составляет изучение фактов. Те способы, при помощи которых добываются, выясняются факты, называются методами науки. Методы каждой науки зависят от ее предмета – от того, что она изучает. Методы детской психологии – это ...