Философская созерцательность и метафизичность поступков.

Другая психология » Российская ментальность в сказках современной молодежи » Философская созерцательность и метафизичность поступков.

Страница 1

Герои русских народных сказок (Иван-дурак, Емеля) и герои сказок гениальных выразителей народного духа (работник Балда в сказке Пушкина «Сказка о попе и работнике его Балде») достигают многого не суетной деловитостью, а созерцательным, мудрым взглядом на жизнь с пренебрежением к ее суете. Каждый мыслящий человек хорошо знает, что созерцания, размышления прибавляют знания и мудрости в тысячу крат больше, чем физические движения, или даже усвоение сказанного кем-то. Курашов говорит: «Те кто, уверен, ошибочно, считает этих героев лентяями, пусть лентяями считает всех мыслителей, ученых, композиторов, которые не таскают ведра с водой и не моют полов. Уверен, что эти известные образы показывают сущностную особенность русского народа, выражающуюся в философской созерцательности (любомудрии), поиске идейных основ жизни, в том числе и сказочно-таинственных, или, говоря философским языком, метафизических, то есть находящихся за пределами возможного опыта, оснований бытия и путей прорывов к новой жизни». Иван-дурак – мудрец, чей образ жизни, мыслей и действий непонятен окружающим, живущим по общепринятым нормам. Так, например, в сказке «Сивко-Бурко» (Афанасьев, 1992 б. С.3-8) Иван-дурак награждается диковинным конем за то, что он один исполнил завет отца, данный всем сыновьям. Отношение братьев к Ивану-дураку выражаются словами, сказанными ему, когда он собрался ехать во дворец: «Сиди, дурак, на печи, чего ты поедешь? Людей, что ли, смешить!» В итоге же Иван-дурак выполняет условия царя и женится на царевне. В этой сказке, кроме представления мудреца, непонятного людям, есть выражение характерной черты русской ментальности – важность верности преданиям и отеческим заветам. Сказка завершается словами: «Тогда-то братья узнали, что значило ходить на могилу к отцу».

Почти в каждой русской сказке есть утверждение значимости «метафизических поступков», то есть поступков, не следующих из соображений обыденного здравого смысла и опыта. Например, в сказке «Волшебный конь» (Афанасьев, 1992 б. С. 9-16) Иван поехал покупать доброго коня, его на дороге встречает «стар человек» (по сути, - мудрость – В.К.), который советует Ивану заплатить любые деньги и купить «крепко худую, паршивую» лошадь. Иван послушался мудрого старика и купил такую лошадку, которая после становится «такая сильная, крепкая да красивая, что ни вздумать, ни взгадать, разве в сказке сказать». Идея «метафизических поступков» в разной форме часто выражается в русской сказке. Это отнюдь не обывательская идея, а принципиальная установка на прорыв к новому, прорыв к большому успеху. По истории жизни общества мы хорошо знаем, что максимального успеха в науке, и в искусстве, и бизнесе, и в политике достигают люди, которые умеют найти необычные направления действий. Просто говоря, они идут не по тому пути, куда устремляется вся толпа (хотя, конечно не куда попало, а на основании каких-либо соображений и интуиций). В сказке «Волшебное кольцо» опять-таки незадачливый Мартынка, вместо выполнения хозяйственных покупок, на деньги, данные матерью, покупает поочередно собаку Журку, кота Ваську, выручая их от побоев. На вопрос матери: «А больше ничего не купил?», Мартынка отвечает: «Коли деньги остались, может, и купил бы еще что-нибудь». В итоге Мартынка получает спасительную помощь за свою доброту от спасенных им Журки и Васьки. В этой сказке наиболее ярко выражен этический идеал русского народа – нестяжание денег, и употребление их, если они есть, в первую очередь для «стяжания мирного духа».

В сказке «Кощей бессмертный», когда Иван-царевич отправился на поиски своей матери, которую унес Кощей Бессметный, он стал искать себе коня, но все неудачно: «на которого руку положит, тот и падает» (Афанасьев, 1992. С. 182). Затем происходит следующее: «Неоткуда взялась старуха и спрашивает:

¾ Что, Иван-царевич, повесил голову?

¾ Уйди, старуха! На руку положу, другой пришлепну, - мокренько будет.

Старуха обежала другим переулком, идет опять навстречу, говорит: «Здравствуй, Иван-царевич! Что повесил голову? Он и думает: «Что же старуха меня спрашивает? Не поможет ли мне она?» (Афанасьев, 1992 а. С.182-183).

Страницы: 1 2 3

Другие материалы:

Автономия от мнений окружающих.
Одной из важнейших функций религии является изменение отношения человека к миру и к самому себе. Мы не можем полностью изменить окружающую действительность, но мы можем изменить свое отношение к ней. Как мы уже отмечали, детский и юношес ...

Особые формы шизофрении
Эти формы не всеми психиатрическими школами включаются в рамки шизофрении. Иногда их рассматривают как отдельные психические заболевания, иногда же их включают в число других нешизофренических психических расстройств - причисляют к расстр ...

Психические особенности ребенка в 7 лет
Кризис семи лет – это кризис саморегуляции [17,18]. Ребенок начинает регулировать свое поведение правилами. Раньше покладистый, он вдруг начинает предъявлять претензии на внимание к себе, поведение становится вычурным. С одной стороны, у ...