Психоаналитический подход

Если бы кто-нибудь был склонен преувеличивать то, что нам известно теперь о душевной жизни, то достаточно было бы указать на функцию памяти, чтобы заставить его быть скромнее. Ни одна психологическая теория не была ещё в состоянии дать отчет об основном феномене припоминания и позабывания в его совокупности; более того, последовательное расчленение того фактического материала, который можно наблюдать, едва лишь начато. Быть может теперь забывание стало для нас более загадочным, чем припоминание, с тех пор как изучение сна и патологических явлений показало, что в памяти может внезапно всплывать и то, что мы считали давно позабытым.

Правда, уже установили несколько отправных точек, для которых ожидается всеобщее признание. Психоанализ предполагает, что забывание есть самопроизвольный процесс, который можно считать протекающим на протяжении известного времени. Они подчеркивают, что при забывании намерения происходит известный выбор наличных впечатлений, равно как и отдельных элементов каждого данного впечатления или переживания. Нам известны, утверждают они, некоторые условия сохранения в памяти и пробуждения в ней того, что без этих условий было бы забыто. Однако повседневная жизнь дает нам бесчисленное множество поводов заметить, как неполно и неудовлетворительно наше знание. Стоит прислушаться к тому, как двое людей, совместно воспринимающих внешние впечатление, - скажем, проделавших вместе путешествие, - обмениваются спустя некоторое время своими воспоминаниями. То, что у одного прочно сохранилось в памяти, другой сплошь да рядом забывает, словно этого и не было; при этом мы не имеем никакого основания предполагать, чтобы данное впечатление было для него психически более значительно, чем для второго. Ясно, что целый ряд моментов, определяющих отбор для памяти, может ускользнуть от нас.

Психоанализ различает забывание впечатлений и переживаний, или забывание того, что знаешь, от забывания намерений, т.е. упущение чего-то. Результат ряда исследований, проводимых сторонниками этого подхода один и тот же: во всех случаях в основе забывания лежит мотив неохоты. Таким образом, даже у здоровых, не подверженных например неврозу людей, можно в изобилии найти указания на то, что воспоминания о тягостных впечатлениях и представления о тягостных мыслях наталкиваются на какое-то препятствие. Но оценить все значение этого фактора можно, лишь рассматривая психологию невротиков. Подобного рода стихийное стремление к отпору представлениям, могущим вызывать ощущение неудовольствия, стремление, с которым можно сравнит лишь рефлекс бегства при болезненных раздражениях, приходиться отнести к числу главных столпов того механизма, который является носителем истерических симптомов. Отсюда видно, что многое забывается по причинам, лежащим в нем самом, там, где это невозможно, тенденция отпора передвигает свою цель и устраняет из нашей памяти хотя бы нечто иное, не столь важное, но находящееся в ассоциативной связи с тем, что собственно и вызвало отпор.

Совершенно так же, как при забывании имен, может наблюдаться ошибочное припоминание и при забывании впечатлений; и в тех случаях, когда оно принимается на веру, оно носит название обмана памяти.

Другие материалы:

Научные предпосылки становления рефлексивного подхода
Целью данного параграфа будет показать современные тенденции к преодолению исторически сложившейся в психологической науке трактовки познавательной активности, как производной интеллектуальной деятельности в сторону учёта культурных и лич ...

Систематическая десенситизация в реальной жизни.
Систематическая десенситизация в воображении имеет ряд преимуществ по сравнению с системати­ческой десенситизацией in vito. Во-первых, она вызывает тревогу гораздо меньшей степени, чем погружение в такие же ситуации в ре­альной жизни. В ...

Проблемы организации пространственно-предметного компонента
Развитие образования на современном этапе возможно только при условии использования психологических особенностей, закономерностей и принципов развития обучающегося (развития познавательной, личностной, эмоционально-волевой, телесной и дух ...